meine Hand

(no subject)

Как тоскливо и одиноко приходить домой, когда там нет никого, особенно если квартира большая. Близкие люди - это счастье. Простое человеческое. Самый необходимый компонент.

прусь не по-детски

(no subject)

Хотите расскажу анекдот реальный случай в одном московском автобусе?

Едет в автобусе молодая мамаша со светленькой дочкой лет 4.
Девчонка потянула фантик в рот, на что ей матерь на полавтобуса и говорит:
- Не надо в рот брать. А то во рту шишка вырастет.
зрачок

(no subject)

На входе в центральный офис, в который мы иногда ездим к нашему Большому Начальству и другим коллегам, работают на охране несколько дедушек, бывших военных. Над одним из них мы постоянно ржем и прозвали его "Капризный". Он раздражается, когда мы забываем электронные карточки на вход, придирается ко всем и задает странные вопросы, которые вообще не должны его интересовать, типа "вы к кому и зачем пришли" - чем сильно раздражает и из-за чего свое прозвище и получил. Пару раз ребята ему доходчиво пояснили границы его обязанностей более-менее литературным языком - к ним он больше не лезет и глупых вопросов не задает. Приставать к остальным людям, даже которых он отлично знает и помнит, все равно не прекращает. Когда на прошлой неделе мы ездили туда, я бегала по лестнице мимо него на второй этаж и обратно в поисках нужных мне специалистов, он и ко мне привязался с глупыми вопросами, состою ли я в компании, и почему на меня не был заказан пропуск - впрочем, он даже признался, что помнит меня. Я с большим раздражением ответила ему, что конечно же я по работе здесь и еще приеду. Мы и с ребятами поржали потом над ним в нашей комнате и обсудили, как он ко всем лезет. Говорят, он - бывший полковник. Теперь на пенсии подрабатывает.

Конечно, пока мы молоды и беззаботны, не хлебнули ни голода, ни тяжелой работы, ни беды, его чувство собственной значимости и особенно демонстрация этого в виде его слежки за порядком на входе в здание и иллюзорной власти пустить/ не пустить человека при входе вызывает у нас высокомерные насмешки и стёб. Я и сама раздражаюсь на него, но разъясниться с ним, как ребята, не могу. Ведь кроме комплекса вахтера такое его поведение объясняется самым обычным человеческим страхом - потерять работу.

С точки зрения молодого представителя общества потребления большого города мы живем в хорошее время. Но катастрофическое и убийственное для стариков и пенсионеров. У нас в стране если старики не работают на пенсии - это очень состоятельные люди, которые либо сдают недвижимость, либо им сильно помогают взрослые дети, либо есть счастливчики, востребованые в своей работе и специальности, которых не заменили более молодыми кадрами, но таких у нас еще меньше, чем тех, кто сдает квартиры.
Большинство же хватается чуть ли не за самую тяжелую работу, - ведь пенсионеров у нас практически не берут никуда. Ими полны электрички по утрам, идующие со всех окружающих Москву областей, или из самых дальних концов Московской области - ездят на работу к 8, пусть и не каждый день, а для этого утром нужно встать часа в 4-5. Они хватаются за любую работу - охранниками, курьерами, дворниками, и считают за счастье, если их приняли. Бабушки-уборщицы таскают каждый день огромные пакеты с мусором, которые выносят из зданий, если им повезло работать в помещении. А если не повезло - они тягают целыми днями своими дрожащими руками с торчащими на них фиолетово-зелеными венами тяжеленные лопаты на морозе зимой, когда разгребают снег на вокзальных площадях, и в жуткую московскую жару, обливаясь разъедающим глаза потом, с их-то болезнями сердца. Чтобы не сдохнуть от голода. Поэтому работа вахтером/ гардеробщицей/ техничкой в школе, в театре или смотрительницей зала музее за еду считается в наше время для пенсионеров очень хорошей. Либо охранником где-нибудь на входе.
В молодости при Советском Союзе они не могли представить, что с ними может случиться такая старость. Никакая больная фантазия не воспроизводила в мозгу картину главного инженера на пенсии, вынужденного сидеть на охране, ночевать на диванчике в своей будке, ездить домой в одну сторону с работы 4 часа и сносить в ответ на свои обязанности высокомерные взгляды и презрительные жесты со стороны молодого офисного планктона, сытого и хорошо одетого, целыми днями в значительной массе своей плюющего в потолок и обсуждающего новости в Яндексе.
Когда человек молод, он и не думает о старости. А когда начинаешь задумываться о старости - честно, становится страшно.
зрачок

(no subject)

Иногда меня поражает открытое откровенное презрение хороших специалистов к самому распространенному рабочему слою людей нашего времени - офисному планктону.
Хорошие спецы всегда уважаемы, часто высокооплачиваемы, и по ним с первого знакомства видно, что человек состоялся в профессии, требующей образования, квалификации, опыта и мозгов. Я, например, наблюдаю, что программисты сейчас в сфере АйТи - самые крутые чуваки, и я перед ними от всей души снимаю шляпу. Да, я сама училась по этой специальности и должна была стать программистом. Но это абсолютно не мое, я это не умею.
Collapse )
зрачок

(no subject)

Социальные сети - классная штука, как их ни ругай! Случайно обнаружила в контакте мальчишку одного, с которым была знакома в раннем детстве, когда нас возили в деревню к бабушке. Он жил в доме напротив в стандартной русской провинциальной семье с родителями, которые где-то работали, а после работы изрядно регулярно выпивали. Если его мать мы хотя бы иногда видели трезвой, то отец по-моему не просыхал вообще.Collapse )
Ну так вот - логика пророчила ему, как и его товарищам детства, пьяное валяние под забором. А он вырос в высокого кареглазого парня, спортсмена, вернулся из армии, отучился где-то, и теперь стал военным, красивым, здоровенным! Да и вообще, судя по фотографиям и рассказам, поселок тот развился до неузнаваемости, и жизнь там стала намного лучше.
Я очень часто думаю о чудесном летнем времени, проведенном там, но так и не решусь съездить хотя бы на могилу к бабушке.
meine Hand

(no subject)

Вернулась из Питера. Невероятно, что я была там последний раз 10 лет назад и только летом. Мне очень понравилась питерская осень с постоянным, пронизывающим насквозь ветром, гоняющим тучи на северном небе. Непривычно было наблюдать, как быстро слепящее осеннее солнце сменяется серыми тяжелыми облаками, а потом снова выглядывает. Эта была не стандартная экскурсионная поездка с программой Эрмитаж - Кунсткамера - Колоннада Исаакиевского собора - Петропавловская крепость - Петергоф и т.д..
На этот раз я побывала в Мариинском театре, съездила в Выборг, Шлиссельбург и Царское село. В последнем, впрочем, в детстве я была, но не помню абсолютно ничего.

Collapse )
нервное

(no subject)

Кофе очень сильно действует на меня. Особенно заварной. Я обожаю этот запах и пью его со сливками, дополнительно разбавляю водой и иногда добавляю сахар или мороженое. Эффект на мою нервную систему не заставляет себя ждать и долго не отпускает. Тревожность, раздражение,  большое длительное беспокойство и даже какой-то навязчивый страх охватывают меня, и виесте с ними большой прилив энергии, стремление действовать, что-то быстро выполнять, физически двигаться и даже иногда побегать. Такое воздействие на мои бедные расшатанные нервишки расстраивает меня так же, как мне нравится потрясающий вкус и запах  горячего бразильского зернового кофе со сливками, когда заходишь осенним дождливым утром в офис, пока еще нет никого, и невозможно отказать себе в удовольствии приготовить и выпить этот напиток.
Представляю, что было бы со мной, если бы я глушила черный заварной кофе с сахаром, как это делает большинство моих коллег. Кстати, одного из них уже увозила скорая домой с работы после маленькой чашечки нашего замечательного кофе, специально для нас заказываемого. Теперь он пьет только чай.
Еще одна слабость моей сладострастной натуры, кроме сладкого, алкоголя и вредной пищи. Ни от чего из этого я так и не могу отказаться, кроме разве что Макдональдса.